«Для американцев Днепропетровск — экзотика»

Днепропетровский писатель Дмитрий Бондаренко пишет «медицинские триллеры» и составляет портреты читателей по «Фейсбуку»

  • Справка

Дмитрий Бондаренко, 41 год.

Автор 6 романов и 3 сборников рассказов в жанре остросюжетной прозы. Лауреат и дипломант многочисленных литературных премий в Украине в том числе «Гранослов», «Смослоскип», «Літературна надія Дніпра» и других. В 2006 году роман «Сімнадцятий поверх» был удостоен 1 премии представительства ООН в Украине.

Дмитрий Бондаренко, 41 год.

Он рассуждает о том, как стать президентом, разговаривает исключительно на украинском языке и шутя называет себя провинциальным автором. Явно скромничает: ведь его роман «17 поверх» попал в ТОП бестселлеров на американском сайте AMAZON. Если быть точным, то сразу в два рейтинга. Например, в категории «Восточно-европейская литература» книга несколько раз выходила на первое место. Также попала в ТОП-100 по жанру «Медицинские триллеры».

— Это история молодого днепропетровца, который очень любил свою жену, но тайно мечтал о другой женщине. Знакомый посоветовал парню посетить местный бордель… — зачитывает писатель аннотацию своего «венценосного» романа. И тут же лукаво улыбается: — А дальше — читайте сами. Не люблю спойлеры!


— Дмитрий, это самая большая ваша победа?

— На данный момент именно так. Книга вышла в Украине еще в 2006 году. Успех у нее был умеренный: лишь несколько рецензий в киевских изданиях. А на Львовском форуме издателей ко мне подошел читатель и говорит: ваша, мол, книжка – потенциальный международный бестселлер. Ее нужно перевести на английский и выложить на «Амазоне». В 2012 году я так и сделал. А уже популярной она стала в 2015 году. И если в «восточно-европейском» топе мне приходилось конкурировать в основном с поляками и турками, то среди триллеров 99 книг принадлежали американским авторам, и только одна моя — украинская. И держалась на 50-60 позициях. А вы представьте, ведь в Америке каждую неделю выходит в среднем 6500 названий. Конкуренция просто невероятная!


— Какую книгу из своих можете назвать «самой днепропетровской»?

— Пожалуй, «Золото и бриллиант». Она была создана как раз в 2014 году — в самые трудные для нас времена. Тогда очень многие поднимали тему войны. А я был в таком шоке от происходящего, что не было сил даже смотреть новости. Мне наоборот, хотелось писать что-то легкое. И вот, пожалуйста (зачитывает): «Много лет Александр Кравченко был подкаблучником у стервозной жены, пока однажды не нашел в сарае диковинную коробку…» Описанная здесь история связана с 1918 годом и деятелями украинской революции в Екатеринославе. Их имена знают, к сожалению, только историки. Правда, теперь в их честь названы улицы. Так что роман оказался ко времени.

Это интересно:  Филатов приглашает детей в бесплатный лагерь

«Внедряю идеи семейных ценностей»


— Свой первый рассказ вы написали все-таки на русском языке…

— Тогда много выходило газет – криминальные, любовные истории. И вот мои первые сборники – это то, что публиковалось в такого рода прессе. Я даже в Москву отправлял свои рассказы. А в одном из издательств мне сказали: «С фамилией Бондаренко вам в России ничего не светит». Я, конечно, не тщеславный человек, но есть принципиальные моменты. Или под моим именем публиковать, или ни под чьим.

— А сейчас ваша книга пользуется популярностью в США…

— Радует, что большая часть американцев открывает для себя Украину и Днепропетровск в частности. Ведь все события происходят на улицах нашего города. Конечно, очень большая разница в ментальности. Мы для них как инопланетяне. Некоторые, сугубо днепропетровские нюансы – для них загадка. Маршрутки, например, отношения с милицией… Для американцев Украина – это сама по себе экзотика вроде Румынии или Танзании. А тут они видят, что мы такие же, нас беспокоят те же проблемы. Просто зарплаты гораздо меньше (смеется). Я когда сравниваю отзывы американских читателей и наших, обращаю внимание, что они очень похожи.


— И что именно общего между украинцами и американцами?

— Семейные ценности. Что для них, что для нас — на первом месте семья. А вот у европейцев институт брака фактически умер. У них получается так, что одинокому человеку легче жить. Вплоть до того, что женщины специально разводятся с мужьями, чтобы государство выплачивало им пособие на ребенка.

— То есть вы своим творчеством пропагандируете семейные ценности?

— (задумывается) Получается, что так. Альтернативно внедряю идеи (улыбается). В любом случае, я считаю, что семья лучше, чем ее отсутствие.


— И тем не менее женские образы у вас получаются какие-то негативные. То жена-стерва, то такая, от которой муж по борделям гуляет… Почему так?

— Да потому что женщина кругом виновата — уже одним своим существованием. Ведь Бог создал именно для того, чтобы мужчина не был одинок, не скучал. Вот и не скучаем теперь (улыбается). А если серьезно, я женщин очень люблю. Гораздо больше, чем мужчин. Я просто пишу правду — то, какими я их вижу. Может, это мнение ошибочно.


— Герой вашего романа «Як стати президентом» изобретает формулу успешного политика…

— Конечно, история выдуманная. На Западе восприняли ее как сказку. Но в книге использованы реальные факты. Если посмотреть, например, биографию Леонида Кучмы и Джорджа Вашингтона – то там очень многое перекликается. Только ж вы на англоязычной Википедии смотрите!

Это интересно:  В Днепре стартовала акция «Посади дерево – спаси город»

— А сами вы никогда не мечтали о президентском кресле?

— Думаю, что есть сферы, в которых я могу быть более полезным.

«Женщина зачиталась так, что сбежал борщ»


— Пробовали ли составить собирательный образ вашего читателя?

— Да, конечно, благодаря соцсетям. Судя по отзывам в Facebook, основная аудитория — это домохозяйки между 25 и 55 годами. Такой вот широкий разброс. Мужчины, конечно же читают — о себе с большим удовольствием. Причем, представители самых разных профессий. Например, видел среди комментаторов фотографа из Лос-Анджелеса. Так у него в списках прочитанных книг: эротика, эротика… бац! — мой «17 поверх». Видать, зацепило.

Я заметил, что отзывы резко делятся на две категории. Положительные пишут в основном мужчины или женщины уже… гм, повидавшие жизнь. Они говорят: да, так и есть. Мужчины говорят: о, вот это прямо про меня. Совсем другое дело — девушки, которые только собираются замуж или прожили в браке несколько лет. И в их комментариях чувствуются такие вот розовые иллюзии: «Мой муж? Да ну что вы, никогда!» И, в принципе, это правильно. Такие иллюзии нужны — иначе зачем вообще тогда вступать в брак?

Литература вообще делится на две категории. В первой читатель узнает новое, получает впечатления. А вторая открывает человеку новые грани его самого. Интересны и те, и другие, но люди любят читать о себе. Уважаю такой здоровый эгоизм.


— Что считаете самым большим комплиментом в свой адрес?

— Когда мне говорят, что прочли книгу очень быстро – от корки до корки, не отрываясь. Одна женщина в комментариях написала: мол, начала 17 поверх после того, как поставила обед на плиту. Да зачиталась так, что борщ «сошел с ума», залил все конфорки… Борща, конечно жалко, но мне нравится до такой степени увлекать.

«Да просто так получается, что я все время против течения», — говорит Дмитрий о жанрах своих романов

Настойчивости научил…. Михаил Мельник

— Можете ли вы назвать себя человеком вдохновения? Или пишете по принципу «ни дня без строчки»?

— В прозе просто нет такой категории как вдохновение. Если его ждать, ты не напишешь и пары рассказов за всю жизнь. Это больше для поэта. Впрочем, «поймать волну» могу и я: иногда текст пишется как будто сам. А иногда это как психотерапия. Бывает на душе так тяжело: в такие моменты ты только и можешь, что сесть и писать. И в процессе по-настоящему освобождаешься. Кто-то снимает стресс алкоголем, кто-то сладостями. У писателей в этом плане, конечно, преимущество.

Это интересно:  В Украине появится закон об иностранной валюте


— Кого могли бы назвать своим учителем?

— Сомэрсет Моэм — это мой учитель и идеал писательского мастерства. В 14 лет мне случайно попала в руки книга «Пироги и пиво». И его слог настолько поразил меня, что я тут же понял: хочу и сам стать писателем. А позже, когда я начал читать его в оригинале, то в полной мере осознал, насколько у него brilliant style: емко, образно, лаконично – ни одного лишнего слова.

Вот Михаил Мельник повлиял на меня очень сильно. Это было еще в 90-х, когда театр «Крик» еще только начинал свою работу. Тогда у него было помещение в музее Комсомольской славы. Он ходил по школам, по институтам, приглашал молодежь на свои спектакли. И поначалу многие как-то скептически к этому относились: ну как это, мол, чтобы на сцене был только один человек? Я как-то я даже сам вступил с ним в спор. И вот эта его настойчивость — она меня замотивировала. Я решил, что тоже смогу так пробиваться. Несмотря на все трудности.


— И в чем именно они заключаются?

— На литературной карте Украины Днепропетровск — «белое пятно». Наши писатели в абсолютном игноре. И это при том, что у Днепропетровщины мощные литературные корни: Олесь Гончар, Павло Загребельний… Славное прошлое есть, а будущее? Впрочем, мы и сами наверное, в чем-то виноваты. Смотрите: на Львовском форуме издателей — представлено 1500 издательств. Большинство из них украинские. Притом днепропетровских — одно-два. Например, Наталья Девятко (днепропетровская писательница, автор детских книг, фэнтези – прим. авт.) издала свою книгу вообще в Тернополе. Но это же существенная разница: любого автора поддержит и разрекламирует свое издательство. А днепропетровца в Тернополе кто поддерживать будет?

Хорошо, что сейчас у нас открылся книжный магазин «Е». Правда, мои книги туда пока не берут: не очень знакомы с моим творчеством. Ну, может, после триумфа на «Амазоне» все изменится (улыбается).


— Любите плыть против течения?

— Да просто так получается, что я все время против течения. Все равно есть некий глобальный процесс украинской литературы. Вот мои книги — они же вроде остросюжетные. И в то же время, это не детективы. Психологическое напряжение присутствует … но это и не «ужастики» в общепринятом смысле слова. Кто-то сказал, что по-настоящему хорошую литературу сложно отнести к одному «чистому» жанру. Этим и утешаюсь.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Алина Орлова / автор статьи
«Странно говорить о дискриминации и ущемлении прав в век вроде бы полного принятия и толерантности» — так начинается история информационного портала «ВIЧЕ».
VICHE